О тревоге современного родителя

Современный родитель находится под сильным давлением. С одной стороны, огромное количество требований общества, предъявляемых к ребенку буквально с самого его рождения. С другой стороны, неимоверное количество пугающей информации об угрозах из внешнего мира: от новостей о всевозможных эпидемиях до нападений в школах и суицидах подростков. Неудивительно, что постоянным фоном звучит мысль: достаточно ли мы защитили ребенка, достаточно ли дали ему? А вдруг то, что мы не сделали прививку, не выучили алфавит в три года, купили мобильный, отпустили гулять одного (список может быть бесконечным) станет страшной ошибкой? Даже устойчивым к давлению общества родителям в современных реалиях приходится трудно. Тревожность — вот что характеризует поколение современных родителей. Каковы основные истоки родительской тревожности? Какое влияние она оказывает на ребенка и как с ней справиться родителям? На эти вопросы мы постараемся ответить в нашей традиционной рубрике «Я. Ты. Мы: все об отношениях в семье и за ее пределами».

На Международной практической конференции «Вызовы современности: психология зависимости» в феврале 2018 года Людмила Петрановская в своей лекции «Родительство как невроз» говорила об изменении положения детей в мире и отношения к ним. Изменения эти связаны с переворотом к малодетности, которое переживает наше общество и цивилизация в целом в последние десятилетия. Пропорционально ценности единственного ребенка в семье растет и родительская тревога. Такие изменения порождают явления детоцентризма и интенсивного материнства. Впервые термин «Интенсивное материнство» появился в книге социолога Шэрон Хейз «Культурные противоречия материнства» (1996 г.): исследовательница отметила, что именно на женщине лежит ответственность за благополучие ребёнка, даже если он воспитывается в полной семье. Интенсивное материнство предполагает, что женщина должна безоговорочно отдавать все ресурсы ребёнку, будь то деньги, время или эмоции, пренебрегая собственными интересами, а зачастую и здоровьем. То есть, по мнению современного общества, мама не только является незаменимым родителем, способным удовлетворить нужды ребенка более, чем кто-либо другой, но и личное счастье самой матери должно полностью заключаться в ее детях, их благополучии. Такое отношение само по себе отличная почва для развития родительского невроза.

Идея «дать ребенку все» имеет и специфическую историко-культурную причину. Современное поколение родителей — это в прошлом дети, обладающие свободой с ранних лет, так называемое поколение «с ключом на веревочке». Отчасти память о собственной детской безнадзорности, отчасти желание оправдать статус неработающей женщины или наоборот снизить чувство вины за то, что мама ходит на работу вместо воспитания чада, сподвигает современную маму на сверхзадачу: полностью вложиться в блестящее будущее ребенка. Эта гонка за успехом становится всеобщей тенденцией. Чем больше вложения, тем большей отдачи мы ожидаем, тем сильнее разочарование, если что-то пошло не так, а если ребенок в семье один? Довольно серьезный груз ожиданий ложится на плечи маленького человека.

В развитии родительского невроза не последнюю роль сыграли авторы многочисленных научных (и не очень) изысканий о влиянии детского опыта на всю жизнь человека. По поводу практически каждой особенности ребенка имеется весьма «убедительная» теория, которая выводит проблему из отношений с родителями. Что уж говорить про кладезь книг о воспитании детей, большая часть которых, кажется, имеет самоцель — пристыдить нерадивых родителей. 

Стыд могут вызвать любые, даже самые прекрасные и правильные утверждения. Все мы, родители, имеем свои слабые места. И если автор рассуждает именно «о моем слабом месте», то даже самые невинные фразы трансформируются в мозгу в «безапелляционные утверждения» и вызывают стыд. Вот самые популярные трансформации: фраза «Хорошо, когда папа принимает участие в воспитании» превращается в «Конечно, я дура — рожать от человека, который не хотел ребенка»; «Кормить грудью лучше, чем смесью» трансформируется в мысль «У меня не получилось грудное вскармливание, я не настоящая мать»; «Сон очень важен для полноценного развития детей» в «Что теперь будет, мой же не спит последние три ночи!» И даже если все эти наставления — чистая правда, помните, если вы читаете эти фразы, а вас так и тянет оправдываться, значит они написаны не для вас. Универсальных рецептов нет. В деле воспитания главное — практика, а не принципы.

Как уже упоминалось ранее, явление интенсивного материнства — это прямое следствие родительской тревоги. Согласно мнению социологов, явление интенсивного материнства есть не что иное, как воскрешение «родителей-вертолетов». Впервые это выражение появилось на страницах книги «Родитель — ребёнок» Х. Гинотта (1969 г.): так дети называли назойливых родителей, не оставляющих их ни на секунду без контроля. 

«Вертолёты» — тип излишне ответственного родительства, в котором контроль, защита и внимание к ребёнку выступают с приставкой — сверх. Под эгидой заботы о ребенке, тревожный родитель ограничивает активность ребенка (перекармливает, перезакутывает), потому что, когда ребенок рядом, когда он никуда не лезет, родителю спокойно. Что в такой ситуации происходит с ребенком? Представьте: каждый раз, как только вы собираетесь сделать что-то, приходит человек и говорит: «Не делай. Это опасно. С тобой случится беда». Далее подробно описывается, что именно может случиться. Рано или поздно вы начнете видеть во всех начинаниях негативный исход. То же происходит и с ребенком, который лишен возможности совершать ошибки, проживать отрицательный опыт, а, следовательно, лишен возможности справляться с трудностями.

В отношениях с подростком «родители — вертолеты» взваливают на себя обязанности вполне взрослого человека, лишая его таким образом самостоятельности. Например, они собирают вместо него рюкзак («он у меня такой рассеянный!») или в качестве ежедневного ритуала напоминают о надевании шапочки («на улице ведь холодно!»). В ситуациях сверх-заботы важно разделять, в каких случаях забота касается самого ребенка его интересов и безопасности, а в каких случаях действия родителей обусловлены их тревогой и желанием оградить самих себя от лишних хлопот.

Как же справиться с родительской тревогой, не «связывая» ребенка по рукам и ногам? Во-первых, помним, что состояние тревоги совершенно естественное и функциональное состояние, любой нормальный родитель переживает за свое чадо, важно держать это состояние под контролем. Пока мы осознаем и принимаем наши чувства, мы ими управляем, а не они нами. То есть здоровый способ обращения со своей тревогой — присвоить ее себе. Это наша родительская тревога, и ребенок за нее не отвечает (как не отвечает ни за одно из наших чувств). И если мы вдруг «слились» с ребенком и что-то все-таки сделали с ним, чтобы уменьшить свою тревогу — после можно «разъединиться». 

Во-вторых, «жизнь ребенка» — не равно «жизнь родителя». Когда маме и папе хорошо друг с другом и в то же время у каждого из них есть жизнь, наполненная интересной работой, хобби, путешествиями и друзьями, ребенок, включенный в такую семью, развивается естественно и гармонично, имея перед собой пример полноценной жизни и здоровых семейных отношений.
В-третьих, не стоит переоценивать влияние родителя на становление личности ребенка. Живя с мыслью, что каждое слово, взгляд, действие может оказать радикальное влияние на ребенка (нанести психологическую травму), родитель вряд ли способен играть роль доминантной заботливой особи, уверенной в себе, что так необходимо для ребенка, с точки зрения теории привязанности. Когда снижается родительская тревога о будущем, возникает много радости и удовольствия от настоящего. Можно уже ничего специально не делать с ребенком, а просто быть рядом. А это все, что детям нужно. Чтоб родитель был рядом, когда понадобится, любил всегда и в любой ситуации. Тогда и опасности, и неопределенности не страшны.

Автор: Наталья Мочалова, педагог-психолог государственного учреждения Ярославской области «Ярославский областной молодежный информационный центр» 

При подготовке статьи использовались:
Материалы лекции Л.В. Петрановской «Родительство как невроз».
Статья "Интенсивное материнство: Невидимые слёзы СУПЕРМАМЫ".www.econet.ru